Анастасия Тушенкова

0

«Мне нравится быть девушкой там, где это уместно. Но в кабине я прежде всего компетентный второй пилот»


Анастасия, вы второй пилот на авиапредприятии «Северсталь». Есть ли мечта стать командиром корабля?

В университете долго размышляла над тем, каким самолётом хочу управлять. Поняла, что нужно начинать с малого, поэтому думала о работе в небольшой региональной авиакомпании на небольшом самолёте. Разумеется, есть такое желание. Плох тот второй пилот, который не хочет стать командиром.

Вы учились в Сибирском авиационном кадетском корпусе им. Александра Ивановича Покрышкина. Знаете, чем знаменит советский военачальник?

Да, нам много рассказывали о нём. Он уроженец Новосибирска, где и находится наш кадетский корпус. Первый трижды Герой Советского Союза. Многие сибиряки знают, насколько результативным был Александр Иванович в воздушных боях второй мировой.

Насколько сложно было прижиться в мужском коллективе?

Было на удивление легко. У нас небольшой, дружный и приятный коллектив, и каждый новобранец комфортно себя здесь чувствует. Все без исключения приняли меня тепло.

Позже вы учились во Франции. Чем обучение за рубежом отличается от обучения в России?

На момент моего трудоустройства переучку на CRJ-200 проводили во Франции, в небольшом городе Морле. Два месяца мы изучали, как устроен самолёт, летали на тренажёре, отрабатывая различные ситуации.

Преподавали французские инструкторы на английском языке. Программа обучения на тип везде схожа, подход отличается. Не могу сказать, где лучше, просто по-другому.

Вы летаете из Череповца в Архангельск, Мурманск, Апатиты, Екатеринбург, Петрозаводск, Санкт-Петербург и Москву. А есть ли желание работать на международных рейсах?

Да, конечно, это моя ближайшая перспектива. Из международных рейсов мы регулярно летаем в Минск. Также я бы хотела слетать в Сочи. Но так как туда большая загрузка, летает суперджет — второй тип самолётов нашего авиапарка.

В свои 25 вы уже налетали более 800 часов. Какие рейсы для вас оказались самыми непростыми, а от каких вы получили удовольствие?

Каждый полёт уникален, сложно выделить определённый. Во многих становишься свидетелем прекрасного (заката, северного сияния, необыкновенных морей и гор), в некоторых встречаются трудности вроде грозы, осадков, загруженного трафика. Но для меня это, скорее, приятные трудности, с которыми интересно справляться.

От ваших действий зависит комфорт и безопасность десятков пассажиров. А какие самые непростые решения вы принимали?

Вообще, окончательное решение остаётся за командиром, поэтому сложно сказать, какие непростые решения были за мной. А так, моя профессия предполагает постоянное принятие решений, хоть и небольших. Изучение погодных условий, выбор запасного аэродрома, расчёт топлива на полёт и многое другое.

Ваш любимый самолет — Bombardier CRJ-200. Почему именно он, чем удобен и хотели бы вы сменить «транспорт»?

Менять пока не планирую. Я получаю удовольствие от управления этим типом воздушного судна. Мне нравится его эргономика, его многочисленные возможности, так называемая логика всех систем самолёта. В нём всё продуманно, есть вещи, которые даже не предусмотрены на более современных самолётах.

Возможно, в будущем получится переучиться на отечественный тип, я была бы рада, например, Ту-214.

Когда пассажиры летят в самолёте, они видят вокруг небо и облака. Однажды вам их удалось даже потрогать. Что почувствовали, когда это произошло? Какие они наощупь?

Наощупь словно пар в бане, только холоднее. Мне было всего 16, я была безумно рада осуществлению такой, казалось бы, невероятной мечты.

Вы мечтаете о личном планере. Что нужно для того, чтобы достичь этой цели?

Как ни странно, в основном нужны средства. Сама покупка, аренда места стоянки, обслуживание — всё это стоит немаленьких денег.

Вас всегда поддерживали близкие и родные. А есть ли в авиации те, кому помогли вы?

После публикации моего письма министру обороны Сергею Шойгу мне писали многие девочки, вдохновившиеся моим стремлением. Говорят, что моя история помогает поверить в то, что всё возможно. С некоторыми мы общаемся до сих пор, я поддерживаю каждого и помогаю информативно.

Думаю, вы сыграли не последнюю роль в том, чтобы на военных летчиков стали обучать девушек. Расскажите, как это было.

Писала я с девятого класса и до выпуска постоянно, звонила на линию президента с вопросом, почему же девушек не берут в лётчики. Письмо попало в «Комсомольскую правду», когда я принимала участие в конкурсе красоты. Творческим номером было выступление в группе с барабанами в форме, что вызвало интерес у корреспондента.

Я писала на имя министра обороны, от него пришёл ответ о переадресации письма тогда ещё командующему ВКС В. Н. Бондареву. Уж не знаю, он ли писал ответное письмо, но его содержание было добрым и утешающим, за что я была благодарна. Меня услышали.

Как вам удается совмещать хрупкость и женственность с рассудительностью и холодным умом?

Мне нравится быть девушкой там, где это уместно. Но в кабине я прежде всего компетентный второй пилот. В небе не место эмоциям, там нужен холодный рассудок и рациональное мышление. Здесь это особенно важно, поскольку за твоей спиной 50 человек, каждый из которых доверяет тебе.

Второй пилот на авиапредприятии «Северсталь»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *