«Я обожаю эту работу за вечный бешеный ритм, скорость, каждый день — новые знакомства, города и страны»


Дмитрий, вы увлеклись авиацией в девять лет, когда впервые увидели Ил-86. Чем вас удивил этот самолёт?

Ил-86 в первую очередь поразил меня своими размерами и прекрасными пропорциями, каждый элемент был на своём месте, самолёт излучал мощность, гордость, надёжность, он казался летающим домом! А наблюдать за взлётом и плавным набором высоты этого лайнера можно бесконечно.

Пока ваши сверстники играли во дворе, вы штудировали энциклопедии. Какая из них понравилась больше всего?

Все энциклопедии про авиацию. Например, «Авиация России», «Мировая авиация», особенно отложились в памяти книги «Самолёты Ильюшина» и «Отечественная гражданская авиация». Причём меня влекли не иллюстрации в этих книгах, а огромное количество научного текста и цифр.

Вы обучились в Московском государственном техническом университете гражданской авиации на инженера-электрика. Почему выбрали земную специальность, неужели не тянуло в небо?

В небо тянуло всегда! Но, к сожалению, когда я поступал в авиационный институт, то слишком долго проходил ВЛЭК, а после не осталось времени на сдачу физкультуры, пришлось поступать в другой институт, технический. Я считаю, что хороший пилот — это прежде всего пилот-инженер.

Полтора года вы обслуживали огромное количество самолётов в аэропорту «Внуково». Что именно входило в ваши обязанности, как строился рабочий день?

У нас был посменный график работы. Одна смена — двенадцать часов. Мы выполняли полный спектр обслуживания воздушного судна на земле от посадки до вылета, а именно marshalling (установка ВС на стоянку), подгон трапов и иной спецтехники, установку наземного питания, контроль выгрузки и погрузки багажа/почты/груза, контроль высадки и посадки пассажиров, заправку ВС топливом, контроль заправки водой, контроль центровки самолёта, ведение лётной и технической документации, буксировку ВС, контроль противообледенительной обработки. Всё, что происходит с самолётом на земле, делали мы.

В самолёте превыше всего безопасность. Что обязательно необходимо проверять, прежде чем впустить в салон пассажиров?

Как только мы поднимаемся на борт, то каждое наше действие прописано по минутам. Первым делом проверяем салон самолёта по чек-листам, у каждого бортпроводника он свой. Во время этой проверки проверяем всё, что есть на борту: аварийно-спасательное оборудование, исправность всех датчиков и систем, наличие и целостность аптечек, датчиков дыма, исправность всех ремней, аварийного освещения. Это нужно для того, чтобы полёт прошёл безопасно. А после этого проверяем обеспечение комфорта для наших дорогих клиентов: наличие воды, стаканов, салфеток, работающих туалетов, порядок и чистоту на борту. Чистое состояние самолётов «Победы» — это одно из наших правил, и этим мы очень гордимся. Всегда приятно лететь на ухоженном самолёте.

Вы признавались, что работа была по душе. В какой же момент вы захотели сменить работу на лётную, что мотивировало?

Как только авиакомпания «Победа» открыла набор, я сразу же записался на собеседование. Готовить самолёт в полёт — это прекрасно, но быть на борту, подниматься в небо вместе со стотонной железной птицей… С этим не сравнится ничто!

Вы дождались набора бортпроводников и записались на собеседование. Как оно проходило?

Собеседование проходило в несколько этапов. Нам доносили информацию об авиакомпании, проверяли уровень английского языка, взаимодействие в команде и стрессоустойчивость. Более подробно ответить не могу, так как это уже секретная информация компании.

Вы — единственный молодой человек, которого тогда приняли на работу. Как думаете, с чем это связано?

Судить об этом мне сложно, но я видел, что многие невнимательно слушают задания и особенности их выполнения, тем самым делают неправильные или лишние действия, либо, наоборот, что-то не делают. Иными словами, помешать трудоустройству могут отсутствие внимательности, бдительности и коммуникабельности. В нашей работе это необходимо! Ну а «Победе» я благодарен за то, что они увидели во мне потенциал и дали шанс себя проявить.

Вскоре вас ждало интенсивное обучение. В чём оно заключалось?

Мы обучались почти два месяца с девяти утра до шести вечера, каждый день новые предметы. Это и конструкция Boeing 737, и опасные грузы, и сервисное общение, и медицина, и аварийно-спасательная подготовка, и технология работы бортпроводника, и многое другое. Практически каждый день экзамены, многое учили наизусть. Мне было легко, так как я много работал в авиации, и вообще живу ею. На обучение ходил с огромным воодушевлением и желанием. А ещё нам очень повезло с группой и преподавателями, они просто чудесные. По итогу нас ждал экзамен и дальнейшая практика, где проверяли знания и готовили к рейсам.

Первый полёт состоялся по маршруту Москва – Калининград – Москва. Чем он вам запомнился?

Как только поднялся на борт, почувствовал себя в своей тарелке, как рыба в воде, я был как дома в самолёте. Рейс прошёл великолепно, я с первой минуты прекрасно ориентировался на борту, это отметил весь экипаж, кстати, открытый и общительный. На удивление не было ни капли волнения! Бабушка, летящая в Калининград, угостила весь экипаж шоколадкой. Рейс прошёл без замечаний к моей работе, а это самое главное, значит, мы все отработали на отлично. После посадки в Москве не хотелось уходить из самолёта, хотелось летать ещё, к счастью, на следующий день я полетел в другие города, с этого и началось моё освоение пятого океана.

А какие рейсы ваши любимые?

Нет любимых и нелюбимых, все рейсы прекрасны — и короткие, и длинные, и ночные, и дневные. Не делю их на «нравится» или «не нравится». Когда вижу рейс в плане, то сразу понимаю, что будет ещё один прекрасный день на прекрасной работе. А делать так, чтобы каждый рейс прошёл отлично и всем понравился — это наш труд, мы для этого на борту.

Бортпроводники обеспечивают комфорт и безопасность пассажиров. А насколько комфортна и безопасна эта работа для вас? Сталкивались ли вы с нештатными ситуациями, как выходили из них?

Нас обучают так, чтобы для нас не было непредвиденных ситуаций, мы всегда начеку и готовы ко всему. Экипаж — это команда, мы все делаем одно дело. Бывают разные ситуации, конечно же, но мы работаем так, чтобы пассажиры не замечали ничего необычного.

Вы говорили, что у каждого самолёта есть душа и характер. Какими человеческими чертами они наделены?

Для каждого члена экипажа самолёт — это верный друг, надёжный товарищ, а, значит, ему присуща преданность, забота, дружеская теплота. Boeing 737NG для меня — состояние души, я знаю этот самолёт как свои пять пальцев, знаю, на что он способен, что может и именно эту привязанность, нить между лайнером и экипажем разрушить невозможно.

Хотели бы вы самостоятельно поднять самолёт в небо?

Если честно, то да. Ощутить себя единым целым с самолётом, прочувствовать его покорность, мощь, понять, что ты управляешь многотонной машиной — это незабываемые ощущения! У меня очень большой опыт полётов на тренажёрах, причём именно на Boeing 737NG, но поднять в небо реальный самолёт — предел всех мечтаний.

Что значит для вас ваша работа? Получается ли её совмещать с личной жизнью?

Для меня это – образ жизни, то, без чего я себя не представляю. Летающие люди — особые, у них иной уклад жизни, но я обожаю эту работу за возможность завтракать в Москве, обедать в Сочи, ужинать в Казани, вечный бешеный ритм, скорость, каждый день — новые знакомства, города и страны. С личной жизнью удаётся совмещать. У экипажей очень хорошее разделение труда и отдыха, часто бывает несколько выходных подряд, строгая норма часов в месяц, которую превысить недопустимо, поэтому отдых есть и он ощутимый, помимо этого есть ещё время на хобби, у меня это авиамоделирование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *