Людмила Пельгасова

0

«Иногда приходит время превратить увлечение в профессию, чтобы в ней остаться на долгие годы»


Людмила, профессия пилот считается мужской. Чем она вас привлекла?

Я категорически не поддерживаю разделение профессий по половому признаку. Надеюсь, что однажды все мы сможем от этого уйти, потому что на самом деле всё решают способности, старание, умение противостоять психофизиологическим нагрузкам и другие личные качества того или иного человека. Собственно, пилот — точно такая же профессия, как и любая другая. Я не то чтобы мечтала о ней с детства, в моём случае аппетит пришёл во время еды, как говорят французы. Я по чуть-чуть, очень осторожно пробуя, понемногу втягивалась в эту тему, и в итоге этот подход привёл меня от праздного интереса к глубокой увлечённости.

К девушкам за рулем автомобиля нередко предвзятое отношение. А чувствовали ли его вы со стороны сначала педагогов, а затем коллег и пассажиров?

Знаете, вот эта патриархальная среда, породившая подобное отношение к женщине как к существу второго сорта, она как рассол в банке с огурцами. Хочешь не хочешь, а все огурцы в банке в той или иной степени пропитываются рассолом, потому что находятся в этой среде. И очень немногие люди осознают, что они не огурцы, и им необязательно продолжать мыслить в патриархальной парадигме. Для этого нужно очень тщательно следить за своими мыслями и навешиваемыми под их влиянием ярлыками: а они точно мои? Разумеется, мне не удалось бы ни разу не столкнуться с предвзятым отношением. Это просто невозможно. Из последних впечатлений: в одной из авиакомпаний, в которую из интереса сходила на собеседование, я столкнулась с неприязнью и категорическим отказом именно по причине пола и возраста. Спустя некоторое время, уже спокойно сидя в правом кресле большого пассажирского лайнера, вспоминала тот случай как редкую удачу, потому что такая открытая неприязнь гораздо лучше, чем скрытая и подлая. Владимир Семёнович Высоцкий говорил по схожему поводу: «больше чем узнать об измене, я боюсь только одного — не узнать о ней». Если допустить, что меня тогда взяли бы в ту компанию, то представить противно, что мне пришлось бы там пережить, наслушаться, насмотреться. Отвёл Боженька от беды. (Улыбается.)

Ваша любовь к небу началась с прыжков с парашютом в ДОСААФ. Помните свой первый прыжок? А полёт на самолете?

Если в случае с прыжком это чистый восторг, то первый полёт правильнее было бы описать фразой: «А-а-а-а-а, ничего не понятно!».

Как я писала в своём рассказе «Первопрыг» прыжок с парашютом был потрясающим. Наверное, так ощущается нирвана — парение в абсолютной пустоте, лишённой звуков и запахов. Подвешенная неведомой силой меж землей и небом, я настолько впечатлилась удивительной тишиной, что, кажется, даже слезу пустила. Это мне, правда, не помешало быстренько отключить автоматический привод «запаски» — руки обычно работают отдельно от головы. Всё это счастье продолжалось минуты три: ближе к земле появились звуки, запахи, можно было уже различить неровности травяного покрова на лугу. Со старта в мегафон кричали: «Ноги вместе!». Где-то там внизу с фотоаппаратом бегал мой благоверный.

Расстояние до земли оказалось обманчивым. Родная планета толкнула меня в подошвы берцев весьма подло и неожиданно. На ногах устоять не удалось, и я брякнулась набок безо всяких там кувырков. Поддёрнула стропу снизу и легко погасила купол. Запах полыни одуряюще бил в ноздри. Помню, что долго не могла справиться с замками, на которые подвешивалась «запаска», так и прыгала по полю, срывая ногти. Потом те же проблемы были с ремешком каски. Загрузив всё добро в парашютную сумку, которую нам перед прыжком предусмотрительно сунули под нагрудные ремни, я взвалила своё капроновое счастье на плечо и пошла через поле на старт. Я ужасно гордилась собой, но было обидно, что всё интересное так быстро закончилось.

А первый полёт в самолёте всегда ознакомительный. Инструктор провозит курсанта по пилотажным зонам и учебным маршрутам, показывая ему ориентиры и называя находящиеся рядом населённые пункты. А курсант мало того, что впервые движется в трёхмерном пространстве, так ещё и слышит кучу новых названий. В голове каша и паника: «Как это всё запомнить? В смысле, это вторая зона? А четвёртая тогда где? Ах, это не та деревня! Вот черт». Пытаясь сразу объять необъятное и впихнуть в голову невпихуемое, человек очень теряется. Вот и у меня было столь же потерянное состояние. На фоне обилия информации сам полёт как-то даже не воспринимался как самостоятельное явление. Он был неким действием, усугубляющим процесс запоминания ориентиров.

Говорят, что второй раз прыгать всё-таки страшнее. Так ли это на самом деле?

Да. Даже если опустить тот факт, что второй прыжок лично у меня из-за сильного ветра был весьма неудачным, я бы даже расширила ответ и добавила, что так можно сказать о многих процессах в жизни.

Когда ты делаешь шаг в неизвестное (может и страшное даже) и ещё не знаешь, что именно ждёт за порогом, тебя подстегивает любопытство и жгучий интерес. Если опыт оказался стрессовым (пусть даже и в хорошем смысле слова), то для того, чтобы решиться на его повторение, одного интереса недостаточно. Этот мотив уже не сработает. Ни у кого и ни у чего нет второго шанса произвести первое впечатление.

Позже вы получили лицензию частного пилота. Как вам это удалось? Какие права она даёт?

Процесс обучения состоит из теоретической части и 42 часов лётной практики (так было по состоянию на 2012 год, сейчас уже 45 часов, так как в программу обучения добавили в обязательном порядке ночные полёты, три часа). Лётная практика состоит из полётов по кругу в районе аэродрома для отработки навыков взлёта и посадки, работы в пилотажных зонах, где изучаются такие вещи, как виражи с различными кренами и восходящие и нисходящие спирали. Далее начинаются учебные маршруты. Каждый этап предполагает сначала полёты с инструктором, потом получение допуска к самостоятельным полётам и, наконец, сами самостоятельные полёты. По окончании программы кандидат сдаёт экзамен (ранее очную территориальную квалификационную комиссию, теперь росавиатест на компьютере) и в случае успешной сдачи получает соответствующую лицензию.

Лицензия частного пилота (PPL, Private pilot license) — это самый первый и самый простой документ, разрешающий человеку выполнять полёты в личных целях. Что-то вроде водительских прав на автомобиль. При этом особо оговаривается, что обладатель PPL не имеет права оказывать платные услуги. То есть летайте сами на здоровье, катайте на самолёте мужа, детей и свою собаку, купите свой самолёт, в конце концов. Но никаких воздушных экскурсий и авиационных работ за деньги! Как следует из названия и описанных возможностей PPL, устроиться на работу пилотом с ней невозможно, для этого требуется следующая ступень — свидетельство коммерческого пилота (CPL, commercial pilot license). Для него необходимы 150 часов налёта, в том числе крайне желателен опыт управления многодвигательным типом воздушного судна.

Но этого оказалось мало! Вы окончили лётное училище гражданской авиации в Сасове. Сложно было пересаживаться с маленькой «Цессны» на L410 UVP-E20?

Дело в том, что возможность обзавестись CPL для последующего трудоустройства в авиакомпанию осталась одна единственная: окончить лётное училище. На моё счастье, ещё в 2009 году начали набирать и курсанток тоже, так что я оказалась не в первых рядах, и всё прошло спокойно.

Первоначальный тип ВС в училище был мне хорошо знаком: та же самая Cessna 172 Skyhook, на которой я летала у себя в аэроклубе. Маленький лёгкий самолётик с поршневым двигателем, двухлопастным винтом неизменяемого шага и неубирающимися шасси, вмещающий четырёх человек. А вот выпускной тип L410 UVP-E20 — уже большая серьёзная машина, такие перевозят пассажиров и грузы на региональных линиях. Два турбовинтовых двигателя, винты изменяемого шага, колеса. Конечно, никакого сравнения с «Цессной»!

Самым главным отличием для «пользователя», на мой взгляд, является такая характеристика как посадочная скорость. Чем крупнее воздушное судно, тем выше этот параметр и тем меньше время, за которое пилоту необходимо исправить или создать посадочное положение. И это, конечно же, вызывает трудности.

Кроме того, большой проблемой при переучивании на SSJ100 для меня стало непривычное управление: сайдстик вместо штурвала, который был на предыдущих освоенных типах. Пришлось очень долго приноравливаться.

Вы за год безупречно выучили английский. Как такое возможно? Некоторым для этого требуются годы!

Я бы убрала слово «безупречно». Безупречно язык не знают даже его носители. (Улыбается.) В моём случае речь шла о соответствии определённым требованиям, предъявляемым к кандидату, которые позволят читать и понимать документацию на английском языке и общаться с авиадиспетчером в пределах установленной фразеологии. Это как оценка 4: для отличника — позор и досада, для двоечника — невероятная награда. В моем случае произошёл захват этой планки «снизу». А вообще у меня был отличный репетитор. (Улыбается.)

Насколько я понимаю, сейчас вы выполняете рейсы и по России, и за рубежом. В каких ситуациях знание языка было экстренно необходимо?

Да, сейчас специфика работы такова, что кроме рейсов по России, есть ещё рейсы за границу. Собственно, за пределами России без знания английского делать нечего, потому что над той же Грузией никто из диспетчеров не будет обращаться к вам по-русски. Даже если взять частный случай — рейс Пулково ‒ Калининград, который проходит над нейтральными водами, то он всё равно на протяжении маршрута управляется последовательно финским, эстонским, литовским и латвийским авиадиспетчерами. Разумеется, всё они говорят на английском.

Ещё во время обучения вы получили приглашения на работу от S7 и «Аэрофлота». Чем приглянулась вторая компания?

Несмотря на то, что у меня были два приглашения — от S7 и «Аэрофлота», я приехала «покорять Москву» основательно. И стала стучаться вообще во все известные мне авиакомпании. Не во все удачно, разумеется.

На момент прихода в «Аэрофлот» у меня было под вопросом согласие ещё в одной авиакомпании. Но «Аэрофлот» покорил меня дружелюбием и заинтересованностью в моей кандидатуре, это было первое место, где меня встречали не «сквозь зубы», а сразу по-деловому: «На какой тип хочешь? Так, переучка стартует такого-то числа. Сейчас сходи на такие-то занятия на три дня, потом в процессе переучки ещё сходишь на другие занятия на два дня, а я пока всё оформлю».

Было приятно оказаться в среде, где принимают по-человечески, поэтому мой выбор оказался очевиден.

Уже здесь вас научили управлять пассажирским самолетом Sukhoi Superjet 100. Думали ли вы о том, что можете не справиться или эта работа окажется не вашей мечтой?

О том, что могу не справиться, я предпочитаю не забывать никогда. Это очень настраивает на серьёзный лад. Главное, чтобы в невроз не перешло. (Улыбается.)

Да, мне было чего опасаться. Дело в том, что если кандидат после переучки не может сдать экзамен на тренажёре, подтверждающий его умения, то ему придётся выплатить авиакомпании всю стоимость переучки. В то время это была совершенно безумная сумма. Не накосячить в какой-то момент стало навязчивой идеей. Скорее этот страх и оказался самой сложной проблемой, с которой пришлось справиться.

Первые годы работы в компании пришлись на пандемию и, насколько я понимаю, вы практически сразу потеряли работу. Как затем восстанавливались?

Да. Моя группа сдавала skilltest (тот самый экзамен, подтверждающий навыки управления ВС) как раз в пандемию. Мы ждали начала полётов, но их не было.

Не знаю, как остальные, а я потратила время ожидания на другие полезные вещи: отучилась на права, издала книги, сходила в пару-тройку интереснейших походов. Мне ни в коем случае нельзя было раскисать. И у меня всё получилось благодаря мощной моральной поддержке моего мужа. В том, что я в здравом уме дожила до того, что проблема разрешилась, огромная его заслуга. Что касается именно восстановления теоретических знаний и ручных навыков, нет ничего невозможного для человека с высокой мотивацией и здоровой психикой. Читала и перечитывала руководящие документы, отрабатывала стандартные и аварийные процедуры на бумажном плакате кабины. Иногда ходила «полетать» на авиатренажёре А320. У него немного похожая философия.

Расскажите о вашей семье. Есть ли среди близких те, кто также связал свою профессию с небом?

Ну, племянница работает на стойке регистрации в казанском аэропорту (Улыбается.)

Если не считать того факта, что мой папа в юности служил срочную в ВВС благодаря специальности инженера-радиоэлектронщика, то нет, я первая в роду. Ну и последняя, поскольку прямых потомков не оставлю.

Все остальные как-то очень от авиации далеки. Муж, например, учитель истории.

Вы ведь тоже восемь лет работали инженером-технологом. Эта специальность помогает вам в работе сейчас?

Безусловно. Любой опыт полезен, причём необязательно напрямую. В первую очередь он даёт умение собирать информацию и решать рабочие задачи, применяя свои знания. Думаю, всё же это основная польза. А вовсе не то, что я легко ориентируюсь в процессах, которые происходят в бортовой сети переменного и постоянного тока.

Жизнь не состоит из одной только работы. Расскажите, чем увлекаетесь, есть у вас хобби?

Со студенческих лет я люблю ходить в водные походы на горные реки, чем и увлекаюсь до сих пор. И мужа нашла тоже туриста. Теперь мы ходим в походы вместе. Пишу картины, стихи и прозу. Публиковалась в разных альманахах и поэтических сборниках. А в 2021 году увидели свет мой роман «Тропой памяти» и трагифарс «Байки Чёрного Майя» по миру Толкиена с моими же иллюстрациями. С удовольствием шью одежду для кукол и делаю для них интерьер. Очень люблю мастерить руками. Нежно люблю котинек. У нас четыре кошки в возрасте от 3 до 12 лет. А вот парашютный спорт как-то сошёл на нет. Неинтересно стало, да и травмоопасно.

Что вы можете посоветовать тем, кто проработал на одной должности несколько лет и всё ещё сомневается в своём выборе?

Сомневаться и желать перемен — естественное желание человека. По моим наблюдениям, годам к 30 появляются желания кардинально изменить свою жизнь. С одной стороны, само собой ожидается, что я скажу, что надо идти за своей мечтой, да? Но здесь я бы посоветовала всё хорошо взвесить, а не бросаться сгоряча на поиски себя, вооружившись мотивирующими примерами тех, у кого получилось. Это так называемая «ошибка выжившего». У кого-то получилось, а у кого-то может и не получиться, а обратной дороги не будет, и потерять всё будет ужасно обидно. Жизнь — не компьютерная игра, здесь нельзя вернуться на сохранённую локацию в случае проигрыша. Я не отговариваю, а призываю к осторожности.

Итак, после того как вы поняли, что перемены лично вам необходимы, соберите информацию и начинайте действовать, имея в уме «план Б». Очень важно, чтобы для достижения цели у вас был ресурс: материальная и моральная поддержка. И если материальную поддержку вы можете организовать себе самостоятельно, просто накопив денег перед шагом в неизвестность, то для моральной поддержки понадобятся очень близкие люди. Сократите до нуля общение с теми, кто не верит в вас, завидует, исподтишка гадит вам, смеётся над вашими мечтами и заявляет, что у вас ничего не выйдет. И начинайте двигаться маленькими шагами, хваля себя за каждый из них и напоминая себе, что вы на верном пути.

Само собой, такой подход ничего не гарантирует. Но в нашем мире вообще не слишком много стопроцентных гарантий того, что в итоге всё будет хорошо. Я говорю именно о том, как минимизировать боязнь перемен и комфортно войти в них из спокойной, размеренной жизни. Как пережить этот бурный и непонятный период, не пасть духом. Вспомнила средневековый рыцарский девиз, восходящий аж к высказыванию римского императора Марка Аврелия: «Делай что должно, и пусть будет, что будет». По-моему, отличное резюме вышесказанного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *