Валерий Карпенко

0

«Мне хочется, чтобы люди, с которыми я общаюсь, полюбили бы небо и вообще авиацию также сильно, как люблю её я»


Валерий, вы родились в семье авиаторов. Чем занимались родители и как знакомили вас со своей профессиональной деятельностью?

Я родился в семье авиаторов в посёлке «Аэропорт». Он так назывался потому, что в нём проживали работники аэропорта «Анадырь» Анадырского объединённого авиаотряда.

Мама занималась организацией пассажирских перевозок, а папа работал в производственно-диспетчерской службе предприятия, обслуживал наземные службы. Профессии очень интересные! Мамина мне больше по душе, ведь там живое общение с людьми, прямая связь с экипажем.

Я часто бывал на работе родителей и, конечно, меня хорошо знали многие работники аэропорта. Был хорошо знаком с техническим составом, аэродромной службой, а также сотрудниками самого аэропорта. Они всегда с удовольствием отвечали на мои вопросы. Так создавалось впечатление о профессиях, связанных с авиацией.

На аэродроме на родной Чукотке вы бывали часто. Поделитесь воспоминаниями, связанными с ним.

Аэродромная жизнь всегда бурная и очень интересная. Живое общение с самолётом доставляло мне много эмоций и впечатлений. Самое увлекательное — это полёты. У нас в доме жили два пилота. Один летал на Ми-8, второй был штурманом Ан-2. По просьбе моих родителей они брали иногда меня с собой, с командиром Ми-8 мы летали по чукотским бригадам.

Самые незабываемые эмоции получаешь, конечно, от полёта в кабине, когда перед тобой открывается бескрайнее небо, а ты в наушниках слушаешь переговоры пилота с диспетчером. И тут понимаешь, что невольно становишься заложником этой нелегкой, но очень интересной профессии.

Ну и ещё одно незабываемое впечатление — посадка в тёмное время суток, когда из кабины Ан-24 ты видишь огни взлётной полосы, как будто светлячки сияют своими сигнальными огоньками. И, конечно же, сама индикация кабины. Это самые яркие воспоминания из моего детства.

Условия труда пилотов, бортпроводников непростые. Почему вы не испугались, а наоборот, влюбились в небо? Что вас привлекло?

Условия труда любой службы, относящейся к авиации, и тяжелые, и ответственные. Особенно на Крайнем Севере. Меня всегда восхищало, как в сорокаградусный мороз эти люди ремонтируют технику или провожают пассажиров в холодном автобусе. И тем не менее, несмотря на всё это, лётные профессии притягивают и влюбляют человека в себя. Любая профессия в авиации по-своему интересна, но самое главное — это атмосфера, которая царит в большом сплочённом коллективе. Общий дух аэропорта, интересные истории, уважительное отношение к своей профессии и окружающим людям.

Вы признавались, что в 25 лет оставили мечту о профессии пилота. В связи с чем это произошло? Почему не удалось поступить в институт гражданской авиации?

Я дважды пытался поступить в авиационное училище. В первый раз в Рижское училище гражданской авиации на специальность «диспетчер управления воздушным движением». Врачи не пропустили меня по причине неудовлетворительной кардиограммы (как оказалось позже, была врачебная ошибка). Второй раз также на эту специальность поступал уже после армии. Попытка тоже была провалена — не хватило знания иностранного языка, в то время оно стало иметь особое значение. Ну а потом просто женился, и жена не особо разделяла мои интересы к авиации. Поэтому, подойдя к 25-летию, понял, что мне уже не судьба поступить в вузы гражданской авиации.

Мечту вы всё-таки осуществили, работали в аэропорту «Пулково» в службе авиационной безопасности. Были в вашей практике какие-то особо интересные случаи?

Работа в «Пулково» протекала без каких-либо проблем. Служба организована грамотно и чётко. Много было и интересных случаев. Вот один из них.

Одна пассажирка, выйдя из самолета, стала проявлять большой интерес к багажному отсеку. На мой вопрос, что её так заинтересовало, услышал, что ей нужно перевести крупную собаку, и она смотрит, комфортно ли ей там будет. Я спросил: «Какая порода собаки?». Пассажирка ответила: «Боксёр». Разъяснив ей правила перевозки домашних животных, я услышал: «Есть ли в багажном отсеке лавочка? Я бы хотела полететь там со своим питомцем». Мы, конечно, ответили, что нет. Но когда она пояснила, что делала это уже неоднократно, мы были в лёгком недоумении.

А вот ещё один интересный случай. На рейсе из Китая, патрулируя перрон, я увидел сотрудницу аэропорта с пассажиркой. Подойдя к ним, поинтересовался, в чём дело, так как автобус с пассажирами уже уехал. Оказывается, пассажирка не села в автобус, а осталась возле трапа самолёта, ожидая такси, которое она вызвала после приземления лайнера.

Тогда же вы написали «Гимн инспектора перронного контроля». Что подтолкнуло к её написанию?

Если на работе дела ладятся и работа приносит удовольствие, ты не считаешь минуты и часы до окончания рабочего дня. Мелодия и слова к песне приходят сами собой. Рабочая обстановка на перроне, запах и гул самолётов, движение, взлёты и посадки — всё это способствовало рождению «Гимна инспектора перронного контроля». А ещё хочу сказать, что это не просто песня, это дань уважения к труду, признания его нужности и важности.

Со временем вы решили перевестись в аэропорт «Шереметьево» в Москве. Насколько было сложно пройти собеседование?

Когда я обрёл определенный опыт сотрудника авиационной безопасности, захотелось попробовать применить свои знания в более крупном аэропорту — «Шереметьево». Собеседование было стандартное, такое же, как в «Пулково». Мой опыт и знания сыграли положительную роль при принятии решения о приёме на работу. И поскольку я имел благодарность от аэропорта «Пулково», в «Шереметьево» попал без лишних вопросов.

Вы знаете об аэропорте и его деятельности изнутри. Что самого яркого и примечательного можете выделить в работе?

Коллектив. Самоотверженные люди, которые в любых условиях обслуживают пассажиров, самолёты и авиационную технику. Взаимное уважение, взаимопонимание, отзывчивость и стремление помочь друг другу — это основные и негласные правила, которые должны соблюдаться в каждом коллективе сотрудников аэропорта.

А потом вы снова уехали на Чукотку. Какие у вас, уже взрослого и опытного, были ощущения от аэропорта, условий труда в условиях Крайнего Севера?

Работа в моём родном аэропорту, конечно же, отличается от работы в «Пулково» и «Шереметьево». Но не меняется основное, то, о чём я сказал ранее. Аэропорт изменился. Построен новый терминал, появились другие самолёты. Условия труда на Чукотке, конечно же, сложнее из-за погодных условий: зима длиннее, чем на материке. Но работа есть работа.

На Чукотке вы создали Клуб юных авиаторов. Как появилась такая идея?

Мысли о создании Клуба юных авиаторов появились ещё когда я работал в аэропорту «Пулково». Долго вынашивал эту идею, собирал материалы для занятий, общался с людьми, которые могли бы поучаствовать в создании клуба. Приехав на Чукотку, решил идею воплотить в жизнь, поскольку сам занимался в таком клубе. Клуб юных авиаторов очень хорошо помогает определиться с выбором профессии. Подготовив программу обучения, поехал в столицу Чукотки — город Анадырь. Нашу идею поддержали в Доме народного творчества. Заинтересованных темой авиации оказалось не так много, но, тем не менее, шесть человек изъявили желание посещать клуб. Мы знакомим ребят и девчонок с аэродинамикой, Воздушным кодексом и сопровождением, а также профессиями в гражданской авиации. Ребята проявляют интерес и с огромным удовольствием посещают клуб.

Дома вы построили кабину Boeing 737. Для чего, а главное, как вам это удалось?

Идея создать домашний кокпит пришла вместе с идеей создания клуба. По моему мнению, занятия на тренажёре, авиасимуляторе намного интереснее теории. Именно на практике ребята получают больше знаний. Симулятор развивает много человеческих качеств и стремление познавать геометрию и физику. Без них просто невозможно управление даже простым симулятором. Трудности в сборке были и заключались лишь в том, что на Чукотку очень долго доставлялись запчасти. Искал их в Москве, Подмосковье и Екатеринбурге. Собирал, что называется, с миру по нитке. Обращался к ребятам, которые занимаются темой кокпитов, и просил их сделать то, что мне было нужно.

Что именно интересно в клубе вам и вашим воспитанникам?

Есть ученики, которые каждый год летают на самолёте, но когда они пришли в клуб, то узнали то, о чём раньше даже не задумывались. Стали задавать много вопросов о гражданской авиации и не только. Им стало интересно!

Мечтают ли ребята пойти по вашим стопам? Стать работником аэропорта или, может быть, даже пилотом?

Многие ребята хотят посвятить свою жизнь работе в гражданской и военной авиации. В нашем клубе ребята от седьмого до одиннадцатого класса, и они задумываются о поступлении в учебные заведения на пилотов и бортпроводников в основном. Но ближе к окончанию обучения они также узнают и о других профессиях. И я очень надеюсь, что это им поможет в выборе специальности.

Почему, как вы думаете, важно передавать знания о небе, лётной деятельности и авиаработе?

На этот вопрос я могу ответить одним предложением: мне хочется, чтобы люди, с которыми я общаюсь, полюбили бы небо и вообще авиацию также сильно, как люблю её я.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *