«Я верю в судьбу и принимаю всё, что она дарит»


Дарья, вы увлеклись авиацией уже взрослой. Что вас в ней заинтересовало?

Я пришла в авиацию в 25 лет, после университета. Меня привлекло ощущение свободы. Ты словно птица, для которой нет ощущения времени и пространства, плюс это было ещё необходимо для языковой практики. Живое общение с носителем немецкого языка в разы лучше многолетней теории. Так что это было комбо, так сказать: свобода и языковая практика.

Вы говорили, что случайно попали на собеседование в «Трансаэро». Почему захотелось задержаться в авиакомпании на несколько лет?

«Трансаэро» — моя первая компания, и она, естественно, подарила незабываемые впечатления. Обычная девочка из маленькой деревни вдруг стала частичкой большого механизма. А ещё я могу изучать культуры других народов вживую.

Чья культура вам оказалась наиболее близка?

Вы знаете, я чувствую себя неким собирателем частичек. Не могу сказать, что какая-либо из культур мне особенно близка, просто есть моменты, которые нравятся, например, отношение восточных мужчин к женщине. Всегда чувствуешь уважение и некую поддержку только потому, что ты женщина. (Улыбается.) Все культуры разные и в каждой, бесспорно, есть своя красота и духовность.

В работе вам помогает знание иностранных языков. Можете посоветовать, как их учить наиболее эффективно?

Сейчас я работаю в зарубежной компании и знание языка — необходимость. Меня часто просят дать подобные советы, но всегда говорю одно: нужно читать, сейчас очень много адаптированной литературы, и это не проблема, и второе — нужно говорить и не бояться, даже если это будет грамматически не совсем правильно, просто поборите свой страх!».

Стала ли авиакомпания «Трансаэро» для вас чем-то родным? Что вы почувствовали, когда она закрылась?

У меня было ощущение пустоты и сожаления. Мы были словно одной большой семьёй из одиннадцати тысяч человек. (Улыбается.) С некоторыми коллегами общаемся и по сей день, мы близкие друзья, и я благодарна за них компании.

Вы начали учиться в школе бизнес-авиации. Какие знания здесь почерпнули?

Колоссальные знания в области VIP-сервиса, ключевые понятия и тонкости психологии нашего пассажира, если можно так сказать. Анна Мартини и Ирина Александровна — невероятные специалисты. Помню, пришла как чистый лист, только с базой, а все остальные знания получила именно в школе. И сегодня продолжаю следить в соцсетях за всеми новинками в нашей сфере.

Большую роль в обучении играют наставники. Какими они должны быть в авиации?

Наставники в сфере безопасности — это, конечно, знающие специалисты, которые могут привить максимально нужные навыки для выживания, в сервисе, в бизнес-авиации. Ирина Александровна — бриллиант сервиса и современных технологий. Человек, который этим живёт, собирая все свои знания в синергии, передавая нам. Это уникально в наше время. Нужно не лениться и впитывать каждое слово и каждый совет, это всё пригодится на практике, уж поверьте. (Улыбается.)

Сейчас вы работаете на частном борту в зарубежной авиакомпании. Какие требования к бортпроводникам здесь, что можно, а что категорически запрещается?

Не могу разглашать все детали контракта, но занавес чуть приоткрою. Нельзя выставлять фото с регистрационным номером самолёта и фотографии, несогласованные с менеджментом. Нельзя постить фотографии с геолокацией, только если спустя несколько месяцев. На частном борту творчество не имеет границ, мы можем сделать сервис не только красивым, но и максимально удобным для нашего главного пассажира. От себя могу сказать, что мой главный пассажир — замечательный человек. Форму мы тоже покупаем сами, считаю это большим плюсом, так как никто, кроме нас, не знает какая ткань более подходит для жарких стран, а какое платье прекрасно согреет зимой.

А чем схожа и чем отличается работа в России на авиалайнере и за границей на частном самолёте?

В России я работала в чартерной компании, поэтому не могу ответить на этот вопрос однозначно, так как там многое решали смежные организации, например, заказ питания или экипирование самолёта. На частном борту ты сама покупаешь всё — от зубочисток до пледа, и ответственность возрастает, так как если на борту чего-то не хватает, то это твоя вина, и придётся самой выкручиваться и придумывать альтернативу, если будет необходимость.

Вы сейчас учитесь за границей. Почему это обучение для вас важно?

Обучение помогает поддерживать необходимые навыки в активном состоянии. И есть некий обмен опытом на международном уровне, это тоже развитие себя как личности. На мой взгляд, работа над собой — это очень важно и необходимо для самореализации в жизни.

Вы дошли до финала конкурса «Топ-стюардесс». Какие у вас были ожидания, совпали ли они с реальностью?

Я познакомилась с новыми людьми. Несмотря на то, что работаю в бизнес-авиации, считаю, что мы всё большая авиационная семья и нам всегда есть о чём поговорить. Спасибо жюри за работу, так как они создали доброжелательную атмосферу. Я сейчас в некоем предвкушении праздника — большого и красивого, уверена, он будет.

Что помогло дойти до полуфинала и стать одной из лучших?

Самое важное — в любой ситуации оставаться человеком и быть собой. Моё любимое выражение на латинском языке звучит так: Amour Fati, что в переводе означает «Полюби свою судьбу». Я верю в судьбу и принимаю всё, что она дарит.

Какой совет вы можете дать бортпроводникам, мечтающим о бизнес-авиации?

Я прошла очень много собеседований, и мне часто отказывали. Заняла вакансию в пандемию, а в день выхода мне пришёл положительный результат. Попрощалась с работой, поплакала, позвонила менеджеру и сказала, что должна быть на карантине две недели. И вы представляете, самолёт летал две недели без стюардессы, меня дождались. Поэтому поверьте — всё сбудется, главное — не отпускать руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *